Гузель Яхина: «Зулейха открывает глаза»

zuleyhaО ЧЕМ?

Мне кажется, эта книга в первую очередь о Человеке и Человечности. Во вторую — об истории России, о раскулаченных крестьянах и переселенцах, оказавшихся в одной лодке, плывущей в далекую безлюдную точку на берегу Ангары.
В книге как будто в собственных воспоминаниях (тем удивительнее, тот факт, что автору на момент выхода романа всего 38 лет) разворачиваются события периода 1930-1946 года. Главная героиня — татарская крестьянка Зулейха, казалось бы проходит все круги ада: суровая жизнь в доме мужа, умирающие один за другим дети, переселение в Сибирь, выживание в суровой необитаемой тайге…
Удивительно, как все это автор разворачивает не с привычной точки зрения «ужас-ужас», а с какой-то иной: спокойной, уважительной, внимательной…

КОМУ?

Тем, кто любит хорошую литературу. Тем, у кого в истории семьи и рода есть раскулаченные крестьяне. Мне кажется, эта книга может оказаться своего рода психотерапией, помогающей переосмыслить, принять опыт своих предков и вообще страны.

ЦИТАТЫ

За всю свою прежнюю юлбашскую жизнь Зулейха столько не думала, как за один-единственный день на охоте. За вольные охотничьи годы всю жизнь припомнила, по кусочкам разобрала, по щепочкам. Недавно вдруг поняла: хорошо, что судьба забросила ее сюда. Ютится она в казенной лазаретной каморке, живет среди неродных по крови людей, разговаривает на неродном языке, охотится, как мужик, работает за троих, а ей – хорошо. Не то чтобы счастлива, нет. Но – хорошо.

Жизнь – сложная дорога, улым. Сложная и длинная. Иногда хочется сесть на обочине и вытянуть ноги – пусть все катится мимо, хоть в саму преисподнюю, – садись, вытягивай, можно!

Даже язык татарский устроен так, что можно всю жизнь прожить – и ни разу не сказать «я»: в каком бы времени ты ни говорил о себе, глагол встанет в нужную форму, изменит окончание, сделав излишним использование этого маленького тщеславного слова. В русском – не так, здесь каждый только и норовит вставить: «я» да «мне», да снова «я»…

А ты не сможешь. Ни ударить, ни убить, ни полюбить. Злость твоя спит глубоко и не проснется уже, а без злости – какая жизнь? Нет, не жить тебе никогда по-настоящему

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *