Обо мне

Когда-то я была маленькой, очень хорошей и правильной девочкой. В таком состоянии умудрилась окончить Московский Государственный Университет имени Ломоносова с золотой медалью, замуж выйти…

После университета встал вопрос “кем быть”, и я окунулась в мир разных подходов в психотерапии. В этот период была годовая программа по нарративной практике, годовой курс по НЛП, программа по сказкотерапии и двухлетняя программа по психодраме… Причём в силу своей хорошести, я и преподавателей выбирала лучших в своей области. Это приятный бонус для хороших девочек.

На обучении психодраме обязательным условием было прохождение собственной групповой психотерапии. Там постепенно я двигалась внутрь себя, узнавала много нового о своих ролях, состояниях, чувствах, о чувствах других людей….

Примерно в это время было знакомство с человеком, который научил меня злиться. Это могло случиться во многом благодаря работе в терапевтических группах, потому что там удалось кое-что разгрести и подзарядиться ресурсом, а потом упасть на большое и не известное дно, из которого мы с моим другом и выплывали вместе. Он учил меня кричать, ломать палки и ручки, сбивать кулаки в кровь, смотреть в глаза тому, на кого очень злишься, быть очень страшной и очень сильной.

И вот я стала чувствовать гнев. Много и бесконтрольно (хотя я старалась). В результате ахренел мой муж. Он на такое не подписывался. Нашу пару трясло и колбасило. Прямо, наверное, года два. Потому что муж привык к хорошей девочке, а получил внезапно мегеру, которая разносила предметы и дралась.

Постепенно я договорилась со своей злостью, научилась направлять ее и выражать так, что бы и мне и окружающим было комфортно.

А за злостью пришла печаль, которую я тоже, оказывается, не умела чувствовать. Но так как опыт уже был, я прошла этот этап затопления новым чувством быстрее.

Параллельно с этими внутренними процессами я закончила обучение психодраме и программу по терапии зависимостей. Начала работать психотерапевтом, помогая людям встречаться с разными своими чувствами.

То, что я знала, каково это изнутри, оказалось полезным в работе. В целом тогда это было моей фишкой: проходить с клиентами и группами через сложные чувства.

Дальше было обучение семейной психотерапии, в результате которого я обрела дополнительные инструменты и еще одну систему координат в голове. 

Моя работа с клиентами и семьями стала более осознанной. К интуиции добавилась аналитика, понимание процессов, которые влияют на клиента, и стратегий их изменения.

Потом был переезд в Грузию, беременность, роды, декрет, развод… 

В этот период я много нового узнавала про себя, свою саморегуляцию, сценарии, которые достались мне от родителей и, оказывается, могли работать почти автоматически, несмотря на “годы психотерапии”. 

Я встретилась со своей болью, со своим одиночеством и со своей силой.

И снова психотерапия, на этот раз индивидуальная и фоновая, как поддержка, дополнительный инструмент и зеркало.

Где-то на выходе из декрета я прошла обучение на курсах “Этика в психологическом консультировании и терапии” и “Мультикультурное консультирование”. Эти программы были для меня очень важным этапом. Я докрутила те гаечки, которые сделали мою профессиональную роль устойчивой, крепкой и сильной.

Все это в результате дало мне то, что называют терапевтический стиль: чуткость, способность выдерживать сильные чувства и травматический опыт клиента, возможность быть на стороне клиента, куда бы он не шел, уважение к внутренним процессам и границам, способность видеть новые двери в ситуациях, которые для клиента кажутся безвыходными и вместе с тем живость и спонтанность, которую я умею направлять на нужды клиента.

Публикации в СМИ